Сумки для ноубуков, портфели для ноутбуков, кейсы для ноутбуков

Сумки для ноутбуков в Москве


Сумки для ночбуков, портфели для ноутбуков, кейсы для ноутдуков
(495) 788-15-29
многоканальный
Оперативная доставка по всей России
Сумки для ночбуков, портфели для ноутбуков, кейсы для ноутдуков
Портком: сумки, кейсы, чехлы, ноутбуки Acer, Asus
Принять участие
Сумки для ночбуков, портфели для ноутбуков, кейсы для ноутдуков
on-line консультации специалиста ICQ: 
ICQ476557723  ICQ219699238













Главная :: Все новости :: Почему стоит запускать компанию на свои деньги

Почему стоит запускать компанию на свои деньги

С точки зрения технологического предпринимательства, я — серийный предприниматель. Меня зовут Владимир Масляков, мне 33 года. Сделал шесть компаний, три из которых канули в лету. Занимаюсь этим с 18 лет.

Вторая успешная компания — Exante. Но тех денег было недостаточно, чтобы во что-то инвестировать. Недавно я её продал.

Мы делаем сеть коворкингов, которая уже стала самой крупной в России. Сейчас я занимаюсь «Ключом». В большинстве компаний я работал техническим директором, то есть отвечал за разработку цифрового продукта.

Мы думаем, что предприниматели — это люди, которые хотят зарабатывать деньги. После поездки в Кремниевую долину я понял, что у нас в России странное понимание работы предпринимателя.

Предприниматели говорят: «мы меняем мир к лучшему — ставят любую цель, только не доход», в России более прагматичный подход. В Долине никто не ставит перед собой прямой цели заработать деньги.

По его определению, предприниматель — это некая задача создать уникальную бизнес-модель, которая продолжала бы себя репродуцировать и генерировать. Мне нравится идея Стива Бланка.

Это верное определение, а хипстерские замашки, что предпринимательство — это не про деньги — преувеличение. Сейчас стало модным слово «пивотинг» — многократный проброс бизнес-модели до того, как модель нащупает реальную потребность рынка и начнёт генерировать денежный поток.

Банально — скука. Но если не деньги, то что движет предпринимателем в Долине? Это основной драйвер. Я сужу по себе — просто хочется делать прикольные вещи. Много способов, как это делать, но один из них — создавать крупные продукты на глобальный рынок.

Деньги, которые вы зарабатываете по ходу функционирования компании, вы вкладываете в развитие продукта, при этом не привлекая внешнего финансирования. Бутстрэпинг — развитие на собственный капитал.

Так сохраняется некая внутренняя свобода — инвесторы не давят, ты сам себе хозяин. Не стоит искать инвесторов в самом начале, соберите максимальное количество своих денег.

У нас был только один крупный акционер, который внёс большую часть капитала, остальные почти ничего не вкладывали. В начале мы делали компанию на свои деньги. Но компания достаточно быстро начала приносить доход.

В какой-то момент компанию хотели полностью выкупить, так как у нас был хороший софт, сильная команда, качественный продукт и понятная аудитория. В классическом бизнесе всё шло слишком хорошо.

Тогда нам казалось, что мы стоим сумасшедших денег, и через два-три года нам предложат в разы больше. Но мы отказались. Это была самая большая ошибка.

Мы несерьёзно к этому подошли, не понимали, что такое экспоненциальный рост, не знали, как общаться с инвесторами. Основная ошибка была во фандрейзинге. Не было человека, который бы постоянно искал дополнительные средства для компании.

Для акционеров важен фандрейзинг, потому что это даёт оценку проделанной работе, компании в целом и некую внутреннюю защищённость своих активов. Поэтому процесс был вялотекущий: дадут, не дадут денег — не важно.

Американский регулятор завёл на нас из-за этого дело. В Exante мы делали пять продуктов, на три из которых не зарегистрировали права.

Потом дела пошли чуть лучше, и появилась возможность продать компанию. В какой-то момент компания обесценилась, было приложено слишком много усилий на суды. Сейчас я уже вышел из Exante, но знаю, что у ребят всё хорошо, они активно развиваются дальше.

Фонд обеспечит компании некую стабильность и грамотное юридическое оформление. Обратная ситуация обстоит с фондом — он может гарантировать защиту активов.

Если банковский процент позволяет проинвестировать банковские деньги — это вообще самый идеальный сценарий, потому что ты не от кого не зависишь. Если банк вам даст кредитное плечо, то это тоже считается бутстрэпингом, потому что у вас нет сложных обязательств перед инвесторами, вы как будто развиваетесь на свои деньги.

Для крупных банков ИТ-компании — это слишком сложные продукты. Денег на рынке много.

Сделки стоимостью менее десяти миллионов рублей их почти не интересуют, у них час разговора с вами будет дороже стоить. Фондам не интересны начинающие компании. В данном случае компаниям проще искать ангелов, у фондов всегда адские соглашения об основных условиях сделки.

С точки зрения технологического предпринимательства, я — серийный предприниматель. Меня зовут Владимир Масляков, мне 33 года. Сделал шесть компаний, три из которых канули в лету. Занимаюсь этим с 18 лет.

Мы делаем сеть коворкингов, которая уже стала самой крупной в России. Сейчас я занимаюсь «Ключом». В большинстве компаний я работал техническим директором, то есть отвечал за разработку цифрового продукта.

Вторая успешная компания — Exante. Но тех денег было недостаточно, чтобы во что-то инвестировать. Недавно я её продал.

Предприниматели говорят: «мы меняем мир к лучшему — ставят любую цель, только не доход», в России более прагматичный подход. В Долине никто не ставит перед собой прямой цели заработать деньги.

Мы думаем, что предприниматели — это люди, которые хотят зарабатывать деньги. После поездки в Кремниевую долину я понял, что у нас в России странное понимание работы предпринимателя.

Это верное определение, а хипстерские замашки, что предпринимательство — это не про деньги — преувеличение. Сейчас стало модным слово «пивотинг» — многократный проброс бизнес-модели до того, как модель нащупает реальную потребность рынка и начнёт генерировать денежный поток.

По его определению, предприниматель — это некая задача создать уникальную бизнес-модель, которая продолжала бы себя репродуцировать и генерировать. Мне нравится идея Стива Бланка.

Так сохраняется некая внутренняя свобода — инвесторы не давят, ты сам себе хозяин. Не стоит искать инвесторов в самом начале, соберите максимальное количество своих денег.

Банально — скука. Но если не деньги, то что движет предпринимателем в Долине? Это основной драйвер. Я сужу по себе — просто хочется делать прикольные вещи. Много способов, как это делать, но один из них — создавать крупные продукты на глобальный рынок.

Деньги, которые вы зарабатываете по ходу функционирования компании, вы вкладываете в развитие продукта, при этом не привлекая внешнего финансирования. Бутстрэпинг — развитие на собственный капитал.

В какой-то момент компанию хотели полностью выкупить, так как у нас был хороший софт, сильная команда, качественный продукт и понятная аудитория. В классическом бизнесе всё шло слишком хорошо.

У нас был только один крупный акционер, который внёс большую часть капитала, остальные почти ничего не вкладывали. В начале мы делали компанию на свои деньги. Но компания достаточно быстро начала приносить доход.

Тогда нам казалось, что мы стоим сумасшедших денег, и через два-три года нам предложат в разы больше. Но мы отказались. Это была самая большая ошибка.

Мы несерьёзно к этому подошли, не понимали, что такое экспоненциальный рост, не знали, как общаться с инвесторами. Основная ошибка была во фандрейзинге. Не было человека, который бы постоянно искал дополнительные средства для компании.

Американский регулятор завёл на нас из-за этого дело. В Exante мы делали пять продуктов, на три из которых не зарегистрировали права.

Для акционеров важен фандрейзинг, потому что это даёт оценку проделанной работе, компании в целом и некую внутреннюю защищённость своих активов. Поэтому процесс был вялотекущий: дадут, не дадут денег — не важно.

Потом дела пошли чуть лучше, и появилась возможность продать компанию. В какой-то момент компания обесценилась, было приложено слишком много усилий на суды. Сейчас я уже вышел из Exante, но знаю, что у ребят всё хорошо, они активно развиваются дальше.

Если банковский процент позволяет проинвестировать банковские деньги — это вообще самый идеальный сценарий, потому что ты не от кого не зависишь. Если банк вам даст кредитное плечо, то это тоже считается бутстрэпингом, потому что у вас нет сложных обязательств перед инвесторами, вы как будто развиваетесь на свои деньги.

Фонд обеспечит компании некую стабильность и грамотное юридическое оформление. Обратная ситуация обстоит с фондом — он может гарантировать защиту активов.

Для крупных банков ИТ-компании — это слишком сложные продукты. Денег на рынке много.

Сделки стоимостью менее десяти миллионов рублей их почти не интересуют, у них час разговора с вами будет дороже стоить. Фондам не интересны начинающие компании. В данном случае компаниям проще искать ангелов, у фондов всегда адские соглашения об основных условиях сделки.

Дата публикации: 26.12.2017



Ещё новости


  15.01.2018  NVIDIA готовит новые мобильные видеокарты GeForce GTX 1050 (Ti) серии Max-Q

Как предполагают наши коллеги из , частоты графических процессоров (Boost) составят 1328 и 1417 МГц для GeForce GTX 1050 Max-Q и GeForce GTX 1050 Ti Max-Q, соответственно. Соответственно, их TDP будет...

  16.01.2018  В Китае скопировали BMW 1957 года (и продают за $4 000)

История создания «шестисотки» такова. Создавая внешность новинки, китайские дизайнеры решили скопировать облик культовой микролитражки BMW 600. Позднее права на производство мотоколяски решила приобре...

  16.01.2018  Опубликовано изображение смартфона Moto E5

Под дисплеем находится логотип Motorola. Дисплей новинки должен сохранить привычное соотношение сторон 16:9 и широкие рамки со всех сторон экрана. У предшественников на этом месте находится кнопка Hom...

  15.01.2018  Московские школьники могут заплатить за метро обедами

В результате, с помощью «Москвенка» теперь можно не только проходить в школу и оплачивать еду, но и ездить на общественном транспорте. В Москве выпустили электронные карты и брелоки «Москвенок» с тран...

  15.01.2018  В Чернобыле построили солнечную электростанцию

Уточнялось также, что объем инвестиций в строительство составил 1 миллион евро. В конце ноября прошлого года о том, что строительство первой солнечной электростанции в Чернобыле близится к завершению,...



Все новости
ПортКом: Сумки и всевозможные аксессуары для портативной техники